31.05.2018

ЛИЧНОСТНАЯ ГОТОВНОСТЬ К ДИАЛОГУ КАК ЦЕНТРАЛЬНЫЙ АСПЕКТ КОНЦЕПЦИИ МОРАЛЬНОГО ЛИДЕРСТВА

Задача лидеров-практиков состоит в том, чтобы уметь взаимодействовать в различных ситуациях: от разработки стратегических задач до конфликтных ситуаций. Для решения конфликтов нужен диалог заинтересованных сторон,
который позволит им выйти на новый уровень понимания и взаимопонимания. Чтобы диалог состоялся, прежде всего необходимо понимать особенности личностной готовности к диалогу у лидеров-практиков.

В этой статье мы обосновываем положение о том, что способность лидера выбирать диалогическую стратегию в общении выступает условием и проявлением полноценной деятельности лидера-практика в современных условиях. Диалогическая стратегия рассматривается нами как способ общения, которому необходимо учиться. Поэтому предлагается конструкт диалогичности, позволяющий осуществить выбор субъектом диалогических стратегий в контексте концепта «морального
лидерства». Выбор недиалогической стратегии обусловлен страхом сменить несовершенную модель внутренней картины мира.  Теоретико-методологической основой исследования являются: богословско-философский подход Мирослава Волфа, поуровневая модель ( David Myers) и коммуникативный подход (Б. Ф. Ломов; В. Н. Мясищев; В. И. Кабрин; О. Б.  Старовойтенко). Личностный аспект психологической готовности рассматривается нами как система ценностно-смысловых отношений к действительности и соответствует понятию «воля к принятию Другого».

Лидерство становится все более популярной темой исследовательских работ (Hill, Linda A., Greg Brandeau, Emily Truelove, Gill R. Hickman and Kent Lineback) [33, 34, 35, 37]. Лидерство изучают ученые-психологи (О. Кернберг, А. Лэнгли,
Я. Джорстад, Cherniss & Goleman, Villamira) [4, 10, 12], социологи, богословы (Gary Yukl, G. Peter) [31, 37], философы (Ф. Фукуяма) [25], религиозные и общественные деятели (школа лидерства Украинского католического университета, блаженнейший Любомир Гузар, Лина Костенко, Мирослав Моринович, Борис Гудзяк, Robert K. Greenleaf) [15, 21, 31, 32, 36, 37].

Исследователей в области менеджмента интересуют такие проблемы, как идентичность лидера (Michale R. Ayers) [31]; ценностно-смысловая сфера лидера (А. Дианин-Хавард [6], Shi Xing Mi [21]); правила инновационной деятельности лидера (Linda A. Hill, G. Brandeau, E.Truelove, K.Lineback) [35, 36]; корпоративная культура и управление изменениями в работе лидера (К. Грейвз, К. Кован, В. Пекарь и др.); лидерские инструменты и техники (А. Улановский); изучение сильных сторон личности лидера (Т. Рат, Б. Кончи, Edelman Trust Barometer 2013 [32]).
Тенденции в области исследования лидерства представляют собой широкий спектр изучаемых феноменов. Ракурс исследования различных аспектов лидерства определяется не только идеями, концепциями, дискурсами или субъект-субъектными отношениями, а и системой отношений3 человека к действительности (к себе, к другому, к миру). Систему отношений к действительности можно определить как коммуникативное пространство. Именно в этом пространстве
происходит «Встреча» с новым опытом и новым пониманием, что и определяет потенциал развития личности.
Типы отношений человека к действительности рассматриваются в субъектобъектной парадигме и субъект-субъектной, или интерсубъектной, парадигме (В. А. Кан-Калик, Г. А. Ковалев, Н. М. Дятленко, В. П. Казмиренко, Г. Балл,
И. А. Зязюн). Главное отличие этих парадигм заключается, прежде всего, в методологии исследования. Субъект-объектная парадигма свойственна классической науке, в которой есть субъект исследования (ученый) и объект (человек, согла-
сившийся на экспериментальное исследование). Объект всегда пассивен, он не имеет своего мнения, желания, он рассматривается как вещь. В этой парадигме  субъект, т. е. исследователь, всегда прав и определяет, что делать и как делать.
В коммуникативных практиках эту модель определяют как монологическую. В субъект-субъектной методологии Другой выступает как активный субъект общения, фокус познания смещается с субъекта на «между» (Я — Другой). Данную модель взаимодействия в коммуникативных практиках называют диалогической. Принципиальная разница между этими моделями состоит в понимании свойств психики и природы общения между людьми. Общение при субъект-субъектной методологии характеризуется: 1) равенством позиций субъектов в общении; 2) обоюдной ценностью; 3) равными правами во взаимодействии (Г. Дьяконов, Г. А. Ковалев).

В данной работе мы будем рассматривать взаимодействие в рамках второй парадигмы, или методологии, т. е. субъект-субъектной, или интерсубъектной, которая и определяет наше понимание важности диалогического общения для лидеров-практиков. Настоящий диалог — это такой способ коммуника ции, который содержит в себе возможность развития всех смысловых позиций субъектов общения в процессе их «Встречи», что и будет определять развитие лидера-практика. Данный подход соответствует неклассической гуманистической методологии.
Одной из сфер человеческой действительности является ценностно-смысловая сфера личности. Эта сфера личности изучается в рамках модели морального лидерства (Б. Гудзяк, И. Пецюх, М. Маринович, Е. Глибовицкий и др.) [16, 37]. Данную модель лидерства можно рассмотреть на двух уровнях: 1) этическом; 2) психологическом.
На этическом уровне мораль в данной модели рассматривается как система взглядов и представлений, норм и оценок, которые определяют поведение человека (Boniface Toulassi: «…there is no leadership except moral leadership and affi rms
that that leadership does not exist outside of morality» [40]), а с психологической точки зрения эти (моральные) смысловые образования служат регулирующими процесс взаимодействия и самоорганизацию человека. Человек, согласно этому
подходу, руководствуется смысловым образованием — осознанно или неосознанно — в своих действиях, в отношении к миру, к себе самому и людям. В данной модели особое значение имеют такие компетенции лидера, как понимание
таинства человека, таинства жизни; уважение к достоинству человека, красоте и таланту других, взаимодействие на основе доверия, понимания потенциала каждого, доверие и ответственность за отношения. Собственно, эту модель и
можно назвать субъект-субъектной парадигмой.

Доверие, ответственность, уважение, достоинство формируются на психологическом уровне бытия человека. Ведь, если субъект общения не может доверять себе, уважать себя, если у него нет этого опыта в его внутренней картине
мира, то вряд ли он сможет транслировать данный опыт в общении — у него же нет этого потенциала. В этом смысле становление себя, конструирование себя через взаимодействие, развитие и определяет характер отношений с другими.
Темы коррупции, распределения финансов организации при получении грантов, социальной защищенности сотрудников, — это актуальные темы, поднимаемые как в моральной парадигме, так и в парадигме психологической (т. е. субъект-
субъектной). Растущий динамизм современного мира ставит перед институтом лидерства задачу развития жизненной компетентности лидера — его способности овладевать новыми знаниями и умениями, ориентироваться в новых обстоятельствах, решать нестандартные задачи и хранить при этом свое био-, психо- и социальное здоровье [16,19, 20].

Качество общения лидера в системе межличностных отношений имеет определенное влияние не только на окружающих, но и на формирование самой личности лидера, его жизнеспособности — умения управлять ресурсами собственного здоровья социально приемлемыми способами [19, 20]. В многочисленных социально-психологических исследованиях о природе взаимодействия исследователи убедительно приходят к тому, что путь к развитию жизнеспособности личности лидера — это реализация диалогической стратегии взаимодействия.
Исследователи подчеркивают, что настоящий диалог — это не просто форма общения через обмен репликами, а «со-бытие иных позиций», «ориентированность на понимание и развитие иных точек зрения», готовность к постоянному
совершенствованию собственного мировоззрения, личностная убежденность в праве Другого видеть мир по-своему, при закреплении за собой таких же прав [19, 27].

Лидерство — это прежде всего система отношений. Условием реализации лидерских качеств, личностного потенциала, формирования жизнеспособности является личностная готовность к диалогической стратегии общения. Этическая
составляющая личности также формируется благодаря готовности к диалогу посредством интериоризации, что позволяет изменять собственные установки и отношения к себе и партнеру общения. Отсутствие готовности к диалогу лиша-
ет человека потенциала развития, прежде всего, самого лидера как субъекта взаимодействия. Моральные качества лидера: доверие, справедливость, уважение, партнерство, понимание ценности Другого, принятие, честность — связаны с
его лидерской ролью и такими аспектами функционирования организации как: 1) политический аспект переговоров между системами выполнения задач на организационном уровне; 2) применение власти как часть законных полномочий и
3) идеологическая надстройка на основе осознания задачи членами организаций [10].

Поскольку от выбора стратегии взаимодействия зависят все регулирующие функции лидерства, то возникает вопрос: как формируется готовность к выбору диалогической стратегии взаимодействия и каков механизм её формирования?
В данной статье мы намерены провести теоретический анализ проблемы диалогизации общения, выявив особенности ценностно-смысловой системы личности как аспекта психологической готовности к диалогическому общению
у лидеров-практиков. Для этого нами будет рассмотрен психолого-этический аспект природы общения; изучены современные подходы к пониманию «диалогического общения» и его значение для лидеров-практиков; выявлены факторы развития личностной готовности к диалогическому общению, основываясь на качественном изучении, проведенном методом полевого исследования.
Стоит ли говорить о важности стратегий взаимодействия в контексте лидерства? Какое это имеет значение? В 2001 году Ларри Саммерс (Larry Summers), принимая президентство в Гарварде, сказал о том, что в новом столетии ничто
не будет таким важным, как образование будущих лидеров и развитие новых идей. В 2008 году Эд Кетмелл (Edwin Catmull), один из основателей Pixar Animation Studios Imation и Disney Animation, особый акцент сделал на важнос-
ти взаимодействия между лидерами и том, как это влияет на развитие такого качества в компании как креативность. Он считает, что это большая ошибка — руководствоваться принципом «хорошая идея важнее хороших людей». Э. Кетмелл утверждает, что, даже если идея так себе, хорошие люди могут сделать из нее конфетку [11, 35]. Стоит отметить, что девиз компании Pixar наилучшим образом отображает диалогическую стратегию взаимодействия как главную составляющую их корпоративной культуры, стремящейся к инновациям. Девиз компании Pixar: «Каждый должен иметь свободу и безопасность общаться с каждым и делиться идеями с другими сотрудниками» [11]. Данный принцип взаимодействия является определяющим для компании Pixar, в которой около 250 человек тратят по 4 – 5 лет работы на то, чтобы создать один из своих фильмов, а 10-секундный фрагмент из картины «Вверх» был создан за 6 месяцев. Оптимизация и развитие диалогического взаимодействия является крайне необходимой в современных условиях.

Что такое диалог, и чем он отличается от других форм общения? Принцип диалога содержит в себе возможность соединения общения с взаимным развитием личностей партнеров, что способствует взаимораскрытию партнеров,
взаимопроникновению личностных смыслов, а это в свою очередь приводит к их личностному и интеллектуальному росту. Вектор в понимании лидерства за последние 7 лет сместился в сторону демократизации корпоративной культуры
(от «лидера-звезды» к «коллективному гению») [34, 36], где первичной задачей лидера становится выбор эффективных стратегий взаимодействия, благодаря которым могли бы появляться новые идеи. Именно диалог является крайне
важным условием реализации призвания лидера.

Диалог в данной работе мы определяем как способ общения, который отличается от других способов общения ориентированностью на развитие и понимание позиции собеседника. Данное понимание диалога наиболее полно рассма-
тривается в субъект-субъектной парадигме в рамках коммуникативной теории. На современном этапе коммуникативная теория психического рассматривает коммуникацию как процесс установления психологической связи человека с
действительностью, автором, посредником и продуктом которого является индивидуальная личность. В контексте сказанного лидерство мы определяем как отношения влияния (читай «диалог» — прим. автора) в системе межличностных
отношений, а развивающей стратегией субъектов общения этой системы влияния является выбор диалогической стратегии общения.

Личность не может рассматриваться вне этики и морали. Такие понятия как прощение, честность, достоинство, правда, природа ценностей, мораль — это далеко не психологические понятия, а порой и антипсихологические для
некоторых направлений в психологии. Поэтому мы прибегнем к методологии Д. Майерса, который говорит об уровнях объяснения любого феномена с уровня каждой дисциплины (см. рис. 1). Объясняя феномен «любовь» с точки зрения филологии, мы получим одно из смысловых содержаний, но если проходить уровень таких дисциплин, как физика, химия, биология, психология, восходя к философии и теологии, то в целом мы можем получить интегральные знания. Вершинный уровень в данной модели — это уровень теологии. Д. Майерс, будучи социальным психологом, говорит: «Социальная психология — один из важных подходов, но не единственный, воспользовавшись которым мы можем
посмотреть на себя и понять себя» [14].

В данной работе моральность лидера понимается как интериоризированная (ставшая частью внутренних убеждений человека) ценностно-смысловая структура личности, включающая в себя такие добродетели, как справедливость,
верность, честность, мужество и т. д. О. Кернберг указывает: «Нравственная чистота лидера до того, как он принял на себя лидерские функции, — лучшая защита организации от последствий нарциссической и параноидной регрессии…
Профессиональная компетентность лидера в специальности, человеческая чуткость к персоналу, который будет работать на него, и общее чувство социальной ответственности, независимо от конкретной задачи организации, должны
сыграть важную роль в защите его нравственной чистоты» [10].

Больше о попытках реконструировать институт лидерства, травме – как социально-психологическом факторе, влияющем на институт лидерства, зачем лидерству мораль и теология и др – https://uets.net/images/pdf/Journal_2016.pdf

 

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Беньямин, В. О понятии истории. / Ирина Прохорова // НЛО. Независимый филологический журнал. // НЛО, 2000. — № 46. — С. 81–90.
2. Бланшо, М. Неописуемое сообщество / пер. с фр. Ю. Стефанова. — М.:Московский философский фонд, 1998.
3. Вольф, М. Презрение и принятие. Богословские размышления о самосознании,восприятии Другого и примирении. — Черкассы: Коллоквиум, 2014. — 402 с.
4. Гоулмен, Д. Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем Q. — ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2013. — 560 с.
5. Джуд, Г. Психологічна травма та шлях до видужання. — Львів: Видавництво Старого Лева, 2015. — 416 с.
6. Дианин-Хавард, А. Нравственное лидерство. Путь формирования личности. —М.: Лидерпром, 2008. — 187 с.
7. Дідковський, С. Когнітивно-рефлексивні принципи спілкування в організаціїзасобів переговорної діяльності та вирішення конфліктів. (§§ 6.1- 6.4) / [В.П. Казміренко,В. М. Духневич, О. Ю. Осадько та інші]; за наук. ред. В.П.Казміренка; НАПН України,ІСПП. // Засади когнітивної психології спілкування: монографія. — Кіровоград: Імекс-ЛТД, 2013. — С. 221–244.
8. Дьяконов, Г. В. Психология диалога: теоретико-методологическое исследование. — Кировоград: РВЦ КГПУ им. Винниченко, 2006. — 696 с.
9. Кант, И. Сочинения в шести томах. Т. 4. Ч. I. — М.: «Мысль», 1965. — 544 с. — (Серия «Философское наследие»).
10. Кернберг, О. Ф. Конфликт, лидерство, идеология в группах и организациях. —М.: Класс, 2015. — 424 с. — (Серия «Библиотека психологии и психотерапии»).
11. Кэтмелл, Э., Уоллес, Э. Корпорация гениев: Как управлять командой творческих людей. — М.: Альпина Паблишер, 2015. — 344 с.
12. Лейн, Б. Одержимость, или Переворот в сфере коммуникаций GE. — М.: ООО «Манн, Иванов, Фербер», 2008. — 329 с.
13. Лэнгле, А. Личностные расстройства и генез травмы. Экзистенциальный анализ личностных расстройств, возникающих вследствие травмы. / Холмогорова А. Б. //Консультативная психология и психотерапия. — ГБОУ ВПО г. Москвы «Московский городской психолого-педагогический университет», 2013. — № 3. — С. 10–45.
14. Майерс, Д. Социальная психология. — СПб.: Питер, 1997. — 688 с. — (Серия«Мастера психологии»).
15. Мороз, О., Суверина, Е. «Trauma studies: История, репрезентация, свидетель». /Ирина Прохорова // НЛО. Независимый филологический журнал. — 2014. — № 1 (125).
16. Моральне лідерство: Виклики сьогодення. Матеріали конференції. — Львів: УКУ, 2013. — [Електронний ресурс]. — Режим доступу: fi le:///C:/Users/Admin/Downloads/konferenciia_indd.pdf
17. Медінцев, В. О. Деякі теоретичні джерела діалогічного підходу у психології /О. В. Губенко // Практична психологія та соціальна робота. Науково-практичний та освітньо-методичний журнал. — К.: Академія педагогічних наук України, 2002. —№ 9 — 10. — С. 107–109.
18. Мэрридэйл, К. (Catherine Merridale); Травма: пункты: Сборник статей / Сост.С. Ушакин и Е. Трубина. — М.: Новое литературное обозрение, 2009. — 936 с.
19. Осадько, О. Ю. Когнітивно опосередковані засоби «психологічного захисту» вчителя у психотравмуючих ситуаціях професійного спілкуваня / В. М. Духневич //Активізаціякогнітивнихпроцесівуспілкуванні: методичнийпосібник / [В. П. Казміренко,З. Ф. Сіверс, В. М. Духневич та ін.]; за ред. В. П. Казміренка. — К.: Міленіум, 2011. —С. 76 – 120.
20. Осадько, О. Ю. Особливості внутрішнього діалогу як саногенного способу аутокомунікації / В. М. Духневич // Актуальні проблеми психології: зб. наук. пр. Ін-ту психології ім. Г. С. Костюка НАПН України / Ін-т психології ім. Г. С. Костюка НАПН
України; [голов. ред.: С. Д. Максименко]. — Т. 7: Екологічна психологія, вип. 34. —Житомир: ЖДУ, 2013. — С. 138–146.
21. Работыбуддискогомонаха Shi Xing Mi (Walter Gjergja). [Электронный ресурс]. —Режим доступа: http://fi rstgull.ru/media/fgcrn-5/index.html#/2/zoomed
22. Радзиховский, Л. А. Проблема диалогизма сознания в трудах М. М. Бахтина //Вопр. психол. 1985. № 6. — С. 103–116.
23. Сыч, В., Фещенко, Р. Рейтинг моральных авторитетов, на которых равняются украинцы — спецпроект НВ. / Сыч Виталий // Новое время. — ООО «Издательский дом «Медия-ДК», 2015. — № 15.
24.Титаренко, Т. М.Життєвийсвітособистості: умежахізамежамибуденності. — К. : Либідь, 2003. — 376 с.
25. Транскоммуникация: преобразование жизненных миров человека / под ред. В.И. Кабрина. — Томск: ТГУ, 2011. — 400 с.
26. Фукуяма, Ф. Доверие: Социальные добродетели и путь к процветанию. — М.:ООО «Издательство АСТ»: ЗАО НПП «Ермак», 2004. — 730 с. — (Серия «Philosophy»).
27. Халанський, В. В. Проблеми діалогізації спілкування як духовно-психологічний вимір особистості. / Максименко С. Д. // Наукові записки Національного університету «Острозька академія». — Острог: Вид-во Нац. ун-ту «Острозька академія», 2014. —Вип. 27. — С. 145–149. — (Серія «Психологія і педагогіка»).
28. Халанский, В. В. Диалогическое взаимодействие как развивающий способ общения. / І. П. Маноха // Міжнародні Челпанівські психолого-педагогічні читання.Гуманітарний вісник ДВНЗ «Переяслав-Хмельницький державний педагогічний університет ім. Г. Сковороди». — Додаток 2 до Вип. 35, Т. I (13): тематичний випуск. —
К.: Гнозис, 215. — С. 366–379.
29. Халанский, В. В. Христианское консультирование и миссия церкви: сходства и отличия. / М. Черенков // Форум 20. Двадцать лет религиозной свободы и активной миссии в постсоветском обществе. Итоги, проблемы, перспективы
евангельских церквей. Материалы к дискуссиям. — К.: «Дух і літера», 2011. —С. 235.
30. Черенков, М. Форум 20. Двадцать лет религиозной свободы и активной миссии в постсоветском обществе. Итоги, проблемы, перспективы евангельских церквей. Материалы к дискуссиям. — К.: «Дух і літера», 2011. — 416 с.
31. Школа системно-мыслительного консультирования. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://smd.org.ua/didkovskij_sergej_vladimirovich/
32. Ayers, M. Toward a theology of leadership. Journal of Biblical Perspectives in Leadership 1, no. 1 (Fall 2006), 3–27.
33. Global Deck: 2013. Edelman Trust Barometer. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.slideshare.net/EdelmanInsights/global-deck-2013-edelman-trustbarometer-16086761/28-MAJORITY_OF_MARKETS_FIND_BOTH

34. Greenleaf Robert K. (2003). The servant-leader within: A transformative path (H.Beazley, Julie Beggs, and Larry C. Spears, Eds.).
35. Hickman, Gill R. (1998). Leading Organizations: Perspectives for a New Era. Thousand Oaks, CA: Sage.
36. Hill, Linda A., Brandeau Greg, Truelove Emily, Lineback Kent (2014). Collective Genius: The Art and Practice of Leading of Leading Innovation. — Boston: Harvard Business Review Press.
37. Hill, Linda A. (2008). Where Will We Find Tomorrow’s Leaders? Special Issue on HBS Centennial. // Harvard Business Review 86, no. 1 (January 2008): 123–129. (Interview.) — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.hbs.edu/faculty/Pages/item. aspx?num=31968
38. Moral leadership: the theory and practice of power, judgment, and policy. Au: Rhode,Deborah L. Jossey-Bass Inc., 2006., 400 p.
39. Peter G. (2000). Northouse, Leadership: Theory and Practice. Thousand Oaks, CA:Sage.
40. Servant Leadership: Theory & Practice. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.sltpjournal.org/
41. Toulassi, B. Moral Leadership: The Morality of Leadership. Running head:RESEARCH REPORT
42. The Clayman Institute for Cender Research. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://gender.stanford.edu/center-advancement-womens-leadership
43. Villamira, M. A. (2001). Psicologia del viaggio del turismo. Toronto: UTET.Yukl Gary (2002). Leadership in Organization, 5th ed. Upper Saddle River, NJ: Prentice Hall.